psee_v03
Автор: Psee
Бета: нет
Фэндом: Библия, Новый Завет
Пэйринг: Понтий Пилат/Мария Магдалина
Жанр: romance, драма
Рейтинг: наверное, все-таки PG-13
Дисклаймер: отказываюсь
Предупреждения: OOC, это произведение может оскорбить ваши религиозные чувства.

Пилат, видя, что ничто не помогает, но смятение увеличивается, взял воды и умыл руки перед народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего; смотрите вы.
Евангелие от Матфея 27:24


Понтий Пилат, оставшись в своих покоях в одиночестве, велел слуге принести еще воды. Он долго, почти с остервенением мыл свои руки, пытаясь стереть невидимые пятна крови невиновного человека.
- Господин, вас хочет видеть какая-то знатная дама, - тихо, боясь попасть под горячую руку хозяина, сообщил слуга.
- Я же сказал — меня не беспокоить! - ответил префект и резко обернулся, чтобы одарить непонятливого малого свирепым взглядом или чем-нибудь пострашнее.
И увидел ее.
Слуга, поняв, что он сделал все правильно и наказания, возможно, не последует, бесшумно удалился.
Пилат вытер мокрые руки о полотно и отбросил его в сторону.
Перед ним, опустив глаза, стояла женщина неземной красоты.
- Мария Магдалина, - выдохнул он.
- Я согласна, - прошептала она одними губами и обожгла префекта взглядом своих черных глаз.
Мужчина опустил руки — сейчас он не знал, что ей ответить.
Тогда, несколько недель назад, когда он впервые увидел ее среди последователей Иисуса, он готов был бросить к ее ногам весь мир и самого себя, но она отвергла его одним лишь только взглядом. Она не захотела ни его золота, ни власти, ни его самого. Эта божественная женщина, чье восхитительное тело было создано самой Венерой для любви и наслаждений, теперь хотела только одного — следовать за безумным Плотником из Галилеи и слушать его философские рассказы. Пилат тогда был на грани отчаяния — он не знал, чем еще привлечь внимание Марии к своей персоне, пока во двор его дома не привели ее Учителя, арестованного и обвиняемого в возмущении народа.
Вот именно тогда, да, тогда, он мог видеть ее глаза, прикованные к своей особе, жадно ловящие каждое его слово, следящие за каждым его движением и ожидающим от него проявления великодушия.
Тогда он думал, нет, он был уверен в том, что контролирует ситуацию, но очень вскоре понял, как он ошибался. Странные волнения вокруг Плотника-Учителя грозили перерасти в грандиозный бунт и эпичнейшее завершение карьеры Пилата. Ему не хотелось выносить смертный приговор безобидному бедняге, которого так боготворила Мария Магдалина, но из всех зол наименьшим оказалось все-таки принести в жертву жизнь Иисуса Христа.
Видят боги, он пытался быть великодушным.
- Я согласна, - повторила женщина и распахнула свою накидку. Под ней оказалось платье из тончайшей полупрозрачной ткани, почти не прикрывающее ее восхитительное тело, а наоборот, даже подчеркивающее его прелести.
Пилат отрицательно замотал головой и сделал шаг назад.
- Слишком поздно, - прошептал он, - я не могу ничего изменить.
- Умоляю тебя, - она приблизилась к нему на расстояние дыхания, протянула руку, провела ею по щеке префекта, - я буду твоей, как захочешь, сколько захочешь...
Пилат сжал зубы так, что заныли скулы. В нем боролись два желания — овладеть этой женщиной здесь и сейчас, покорить, поработить, подмять под себя и оттолкнуть ее, потому что он прекрасно понимал, что она предлагает ему себя в обмен на плату, цена которой внезапно оказалась для него слишком высокой.
- Я сделаю все, - продолжала она горячо шептать, только скажи. Выполню все твои самые дикие фантазии, только назови...
Она подошла к декоративному стенду с оружием, сняла с него кнут из кожи и протянула его Пилату.
- Вот, возьми... я же видела, как ты смотрел на бичевание Его... тебя ведь это возбуждает, да?
Она вложила кнут в его руку, подошла слишком близко, прижалась к нему всем телом и потянулась к нему губами:
- Все, что угодно, только спаси Его от от креста...
Кнут выпал из ладони Пилата с громким стуком.
- Нет, - глухо произнес он и сжал ее плечи так, что она застонала от боли, ее губы задрожали, а из глаз полились слезы, - уходи.
Префект разжал пальцы, и Мария с рыданиями упала к его ногам, обнимая его колени и целуя пыльные сандалии:
- Умоляю, спаси Его, он не должен умереть!
Пилат сильным рывком поднял ее и поставил на ноги:
- Послушай, женщина, ты в моей власти, я могу сделать с тобой все, что пожелаю, без всяких сделок, но я хочу быть честным — я не могу исполнить того, о чем ты меня просишь. Слишком поздно - спасти твоего Иисуса больше не в моей власти. Уходи. Я не буду повторять еще раз.
Она внимательно посмотрела в его глаза, пытаясь увидеть в них что-то, известное только ей. Пилат резко рванул ее к себе, поцеловал страстно, так, чтобы запомнить солено-горький вкус ее губ навсегда, и сильно оттолкнул прочь от себя.
- Уходи, - прорычал он, и Мария опрометью бросилась к двери.
- Во-о-он! - заорал Пилат не своим голосом, схватил с пола кнут и начал стегать им по стенам, колоннам, статуям и мебели.
Он понял наконец-то.
Только в одном случае женщина будет предлагать себя одному мужчине в надежде спасти жизнь другому - только тогда, когда она отчаянно, безумно, любит того другого.

Конец

@темы: Новый завет, Мария Магдалина, Понтий Пилат